Яндекс.Погода

воскресенье, 25 октября

облачно с прояснениями+10 °C

Сейчас в эфире

Прямой эфир «Раменского радио»

Илья Путятин: усадьба с. Быково должна стать музеем

14 февр. 2020 г., 14:17

Просмотры: 1563


С чего начинается наука? С познания мира. Наука это поиск и узнавание чего-то сокрытого. А потому заниматься наукой – присуще человеческой природе, поэтому дети так любознательны, считает профессор МАРХИ, доктор искусствоведения Илья Путятин. 

Недавно в нашей стране отмечался День научного работника и в преддверии этого праздника мы побеседовали с Ильей Путятиным о смысле науки и ее воплощении в жизни.

 - Илья Евгеньевич, в представлении обывателя научный работник,  ученый - это человек, особой, высшей касты, обладающий чуть ли не сакральными знаниями, недоступными большинству людей. А что для вас значит быть ученым?

 - Вы удивитесь, но у меня всегда было такое же представление. С детства мне казалось, что ученые это люди, которые живут в больших квартирах с шкафами до потолка, заполненными книгами, и в полутьме, под старинными абажурами эти таинственные люди пишут свои научные труды. Я понимаю, что я не из такой квартиры, и поэтому не ощущаю себя ученым.

 - Тем не менее, вы доктор наук, профессор, у вас много научных трудов. Расскажите, как вы пришли в науку.

 - Случайно. С детства я мечтал реставрировать старинные здания. Моя мама – Вера Викторовна Путятина – архитектор-реставратор. Когда я был ребенком, она восстанавливала палаты Хамовного двора, церковь Власия, памятники московского Зарядья, и все, чем она занималась, казалось мне совершенно волшебным. В школьные годы, после уроков я часто приезжал к маме на работу.

 - Вы не только ученый, но и музыкант. Музыка помогает научной работе?

 - Музыка очень рано возникла в моей жизни. Сейчас она не только помогает мне заниматься наукой и преподаванием, но и глубже воспринимать историю культуры и, вообще, понимать жизнь. Сейчас я много и серьезно занимаюсь музыкой – специализируюсь на исторических фортепиано. 12 лет веду музыкальную студию в МАРХИ. Мы сотрудничаем с ассоциацией студенческих клубов классической музыки. Дома, в Жуковском, я принимаю участие в волонтерском проекте «Елизаветинская музыкальная гостиная». Мы собираем и реставрируем старинные музыкальные инструменты и даем на них концерты.

- Как проходили ваши студенческие годы, когда вы делали свои первые шаги в науку?

- В институте историю искусств у нас преподавала Мария Васильевна Зубова – известный ученый, искусствовед. Под ее руководством мы с друзьями сделали еще на втором курсе коллективную работу по реконструкции романского портала  церкви Сен Жиль Дю Гар недалеко от Нима в Провансе. Именно благодаря Марии Васильевне я начал познавать искусствоведческую науку, и интереснейший ее раздел иконологию – науку о символах. Сейчас я читаю в институте курс по истории русского искусства, который она создала и написала к нему программу.

Параллельно на кафедре реставрации мы изучали архитектуру старой Москвы, создавали свои проекты. Но когда мы оканчивали институт в 1994 году, оказалось, что для архитекторов нет работы. Государственные организации не имели заказов и закрывались. И реставрационные работы тоже стали сворачиваться. Нас ожидало неясное будущее.

Тогда руководитель моего дипломного проекта профессор Сергей Сергеевич Подъяпольский – один из ведущих реставраторов в стране, посоветовал мне поступить в аспирантуру на кафедру истории архитектуры к талантливому молодому ученому Дмитрию Олеговичу Швидковскому. Теперь он академик и ректор нашего института. В то время возрождалась церковная жизнь, и тема изучения церковной архитектуры стала очень актуальной. Дмитрий Олегович предложил мне заниматься церковной архитектурой моей любимой эпохи классицизма на примере усадебных храмов Подмосковья.  

 - Чему научили вас ваши научные руководители?

 - Мой научный руководитель Дмитрий Олегович Швидковский меня научил многому. Но я скажу об одном. Он научил меня, как понимать эпоху, стараясь взглянуть на нее глазами ее современников. А для этого нужно читать книги той эпохи, вникать в высказывания ее представителей. И мои работы наполнились цитатами из старинных текстов и многочисленными ссылками.

А Мария Васильевна Зубова дала мне однажды очень ценный для молодого ученого совет – «пиши проще, – сказала она, – если ты хочешь чтобы тебя читали». И я стал стараться формулировать свои мысли так, чтобы они были понятны каждому образованному читателю, а не только историкам искусства и архитектуры. Я считаю, что очень важная задача современной искусствоведческой науки – раскрывать смыслы. И мне бы хотелось, чтобы мои студенты через искусство, через науку, через смыслы, через музыку познавали и творчество, и жизнь.

 - Что для вас наука?

 - Я уверен, что настоящую науку, как и настоящее искусство – архитектуру, живопись, поэзию, музыку внушают нам высшие небесные силы. Например, многие открытия, которые у меня были, совершались каким-то чудесным, внешне случайным образом.

К сожалению, сейчас чиновничество не расположено принимать в расчет существование науки. А ведь дети не перестали быть любознательными! Все больше людей интересуется прошлым своей родины, своей семьи. А с чего начинается наука – с познания мира. Узнавание чего-то сокрытого – присуще человеческой природе.

 - Изданная Вами книга, посвященная усадьбе с. Быково, названа «Архитектор Баженов в Жуковском», почему Вы выбрали именно такое название?

 - Я уверен, что название хорошей научной книги должно быть красивым, с какой-то идеей, с подтекстом – ясным и в то же время загадочным. Поэтому и книгу, посвященную усадьбе Быково и проблемам вокруг нее, я назвал «Архитектор Баженов в Жуковском».  Баженов был настоящим «гением места» для всей округи: он не только спланировал саму усадьбу, но и на много километров вокруг изменил пейзаж, сделав искусственную реку Быковку, рукотворные пруды, холм, на котором поставил дворец.

А «в Жуковском» – потому, что буквально половина города находится на территории исторической усадьбы Быково, о чем мало кто знает. Это и большая часть Старого города, и вся территории ЦАГИ. А первые архитекторы города – братья Веснины были почитателями и последователями Баженова.

 - Как вы стали заниматься историей усадьбы с. Быково?

 - Чудесная «готическая» церковь в усадьбе была среди сюжетов моей кандидатской диссертации. Через много лет, в 2014 году, началось мое сотрудничество с Жуковским городским музеем и музеем Баженова в школе №12, основанным замечательным человеком, исследователем и почитателем творчества этого великого архитектора – Леной Ивановной Илизаровой. Позднее, через музей Баженова ко мне за консультацией обратились студенты, желавшие спасти усадьбу, которая тогда уже находилась в запустении. Совместно мы стали проводить там субботники. И почти сразу к нашей волонтерской деятельности присоединились жители села Быково, очень болеющие за судьбу усадьбы.  Они активно нам помогали и работали наравне с молодежью: с граблями и лопатами, сажали, копали, носили  мусор, составляли письма и обращения. И даже финансово поддержали наше издание и стали активными распространителями нашей книги. Было бы не достаточно сказать, что я им благодарен – теперь у меня есть настоящие друзья в усадьбе. И именно благодаря им, в значительной мере, усадьба до сих пор стоит.

- Вы не раз говорили, что если в усадьбе будет открыт музей, то это поможет спасти ее от разрушения и вдохнуть новую жизнь. И сегодня вы занимаетесь этим вопросом совместно с Раменским историко-художественным музеем.

- Когда волонтеры только начинали заниматься проектом возрождения усадьбы, у них была идея привлечь инвестора, который бы ее выкупил. И в какой-то момент я с этим согласился. Но потом у меня эта мысль поменялась на полностью противоположную. Во-первых,  памятники такой ценности и такого масштаба должны оставаться в государственной всенародной собственности.

Во-вторых, почти у всех объектов наследия есть законные наследники. Как, например, у нашей усадьбы – потомки Ильиных, ее последних владельцев. Мы поддерживаем с ними тесный контакт, и они тоже ратуют за то, чтобы усадьба оставалась всенародным достоянием и была открыта для посещения. В процессе нашей волонтерской деятельности я понял, что главная проблема нашей усадьбы, и всех подобных ей, не в том, что нет денег, а в том, что в них ничего не происходит.  Они просто заперты, покинуты, забыты. Как только в них начнет что-то происходить, то и деньги придут. Например, мы подсчитали, что в летний выходной день в усадьбу Быково приезжает порядка 2 тыс. человек. Если каждый из них оставит  120 рублей на территории усадьбы, то за один уикэнд летом можно собрать полмиллиона.

 - Что вы предлагаете со своей стороны?

 - Открыть там музей и наполнить это пространство  культурной деятельностью. И это  можно сделать хоть завтра. У нас есть желающие вести такую деятельность. Например, вот уже более трех лет в Жуковском работает волонтерский культурный центр «Елизаветинская музыкальная гостиная». При культурном центре есть единственный во всей округе орган. На нем можно профессионально исполнять всю европейскую органную музыку до середины 19 века. У нас есть замечательное собрание действующих исторических фортепиано. И к нам охотно приходят ведущие российские пианисты и дают у нас концерты. Мы могли бы вполне вести свою деятельность в усадьбе.

 - Одно из требований передачи усадьбы под музей – наличие коллекции.

- Да, именно такой ответ на коллективное обращение более чем шести тысяч (!) жителей, волонтеров и друзей усадьбы прислала нам некая сотрудница из Администрации Президента – о том, что невозможно открыть в усадьбе музей, потому что нет коллекции. Мы поискали, и коллекция нашлась!

Оказалось, что в нашей семье у двоюродных родственников сохранилась коллекция представляющая историческую и художественную ценность: картины, рукописные древнерусские книги, собрание старинных икон, книг 17-19 веков по усадебной тематике, а также старинная мебель. Мы считаем, что эта коллекция должна стать достоянием общества. Мы уже передали  эту коллекцию Раменскому музею на временное хранение, с условием, что она будет размещена в музее усадьбы Быково. Кроме того, наследники усадьбы, потомки семьи Ильиных, предоставили нам фотографии из своего личного архива, сделанные их предками во дворце в конце 19 века, и готовы передать хранящиеся у них исторические предметы. Сейчас мы пытаемся из этих фотографий, мебели и усадебных предметов сделать выставку, посвященную образованию музея в усадьбе. Помимо этого, «Елизаветинская музыкальная гостиная» располагает коллекцией старинных музыкальных инструментов, которые также найдут свое место во дворце. Вот так ответ Администрации Президента, побудил нас действовать, и я считаю, что эти действия успешны.

Я очень рад, что нашу инициативу поддержала Раменская Администрация и начат процесс переговоров о передаче  усадьбы Раменскому городскому округу.

 - Илья Евгеньевич, благодарим Вас за интересное, содержательное интервью. Надеемся, что голоса представителей науки, культуры и всех неравнодушных людей будут услышаны, и усадьба села Быково - бесценный памятник архитектуры и истории – обретет новую жизнь, как музей, как центр культуры и искусства, как всенародное достояние.

Яна ГАРБУЗОВА

Фото Ильи Путятина, Марии Мариной и из собрания Музея Архитектуры в Москве